Подводная охота и ее сложности

Партизаны

27 февраля 2010г. Два месяца без охоты, а на носу весенний запрет и вот с другом Сергеем решаемся выдвинуться на теплый канал ГРЭС. Хотя охота там вроде запрещена, нам не привыкать партизанить, главное поменьше светиться возле рыбхоза, а без рыбы мы от туда еще ни разу не возвращались.

Морозная и снежная зима сменилась оттепелью которая стоит уже третий день, но надежда проехать к месту охоты умирает последней, но все таки умирает… Вдоль теплого канала подъезжаем к рыбхозу и понимаем, что разъезженный асфальт сворачивает к городу отдаляясь от канала, а обе грунтовки ведущие к устью непроходимы, по одной могут проехать только танки, так как там пол метра снега, а по второй танки уже проехали и после них нам в этой грязи делать нечего. Решаем разведать теоретически проходимую пешим порядком партизанскую тропу. Удаляемся из зоны видимости рыбхоза, здесь машины чаще раза в час проезжать не должны, съезжаем с асфальта на 10 метров, все дальше на оленях! Температура «калянуля», зайдя за машину начинаем спешно переодеваться. Я уже разделся снизу до пояса и пытался влазить в костюм, но оказалось, что он немного слипся и пришлось с голым задом в позе шахматного коня заниматься его отмочкой. Тут мой товарищ, находясь на той же стадии переодевания, окликнул меня, я посмотрел на дорогу и увидел притормозивший УАЗик, из него в нашу сторону таращился какой-то пожилой мужик. Потихоньку УАЗик укатил в сторону рыбхоза. Начинают возникать нехорошие мысли, что вроде попалились, вдруг дед инспектор и теперь нас будут пасти. С другой стороны успокаиваем себя тем, что гидрокостюмы он не должен был разглядеть и может вообще подумал что мы грибники, то есть зеленые, хотя скорее, судя по форме одежды, голубые…

Переодевшись, выдвинулись в направлении канала, Сергей для перестраховки предлагает идти через кусты. Пройдя метров 400 выше колена в водянистом снегу, под которым оказалось вязкое оттаявшее болото, невольно вспоминаю байки про Сусанина. Вконец замученные, не раз проколов носки и отморозив ноги, выбираемся к какой-то канаве с довольно крутыми берегами, а в 50 метрах уже виднеется наша цель, открытая вода. Лед в канаве не внушает доверия и выглядит очень тонким и рыхлым, хотя на всех водоемах сейчас толщина льда не менее полу метра, объясняем это себе близостью теплого канала и скользим по склону на лед. Тут же оказавшись по грудь в болотной жиже понимаем почему лед здесь тонкий, из-под проломанного льда вырывается «свежее дыхание» канализационных стоков. На задержке дыхания, ломая рыхлый лед молча пробираемся к противоположному берегу. Немного отползя от канавы, высказываю новоиспеченному «Сусанину» все, что думаю по этому поводу, хотя если выбросить из текста матершину, то получается, что я скромно промолчал. Добравшись кое как до заветного канала и проплавав в нем более трех часов констатируем, что рыбы нет вообще. Рассказав Сергею, что за все время только пару раз натыкался на бьющуюся в конвульсиях умирающую уклейку, услышал предположение, что рыба дохнет в тянущемся от нас после купания в канаве шлейфе. Весело поржали, а между тем нас еще ждал путь назад и форсирование зловонного препятствия. На этот раз нашли брод по пояс и решив, что обмоемся привезенной в канистре водой у машины, а костюмы вымоем подъехав к каналу выше по течению, зашагали по болоту сусанинской тропой.

Партизаны

27 февраля 2010г. Два месяца без охоты, а на носу весенний запрет и вот с другом Сергеем решаемся выдвинуться на теплый канал ГРЭС. Хотя охота там вроде запрещена, нам не привыкать партизанить, главное поменьше светиться возле рыбхоза, а без рыбы мы от туда еще ни разу не возвращались.

Морозная и снежная зима сменилась оттепелью которая стоит уже третий день, но надежда проехать к месту охоты умирает последней, но все таки умирает… Вдоль теплого канала подъезжаем к рыбхозу и понимаем, что разъезженный асфальт сворачивает к городу отдаляясь от канала, а обе грунтовки ведущие к устью непроходимы, по одной могут проехать только танки, так как там пол метра снега, а по второй танки уже проехали и после них нам в этой грязи делать нечего. Решаем разведать теоретически проходимую пешим порядком партизанскую тропу. Удаляемся из зоны видимости рыбхоза, здесь машины чаще раза в час проезжать не должны, съезжаем с асфальта на 10 метров, все дальше на оленях! Температура «калянуля», зайдя за машину начинаем спешно переодеваться. Я уже разделся снизу до пояса и пытался влазить в костюм, но оказалось, что он немного слипся и пришлось с голым задом в позе шахматного коня заниматься его отмочкой. Тут мой товарищ, находясь на той же стадии переодевания, окликнул меня, я посмотрел на дорогу и увидел притормозивший УАЗик, из него в нашу сторону таращился какой-то пожилой мужик. Потихоньку УАЗик укатил в сторону рыбхоза. Начинают возникать нехорошие мысли, что вроде попалились, вдруг дед инспектор и теперь нас будут пасти. С другой стороны успокаиваем себя тем, что гидрокостюмы он не должен был разглядеть и может вообще подумал что мы грибники, то есть зеленые, хотя скорее, судя по форме одежды, голубые…

Переодевшись, выдвинулись в направлении канала, Сергей для перестраховки предлагает идти через кусты. Пройдя метров 400 выше колена в водянистом снегу, под которым оказалось вязкое оттаявшее болото, невольно вспоминаю байки про Сусанина. Вконец замученные, не раз проколов носки и отморозив ноги, выбираемся к какой-то канаве с довольно крутыми берегами, а в 50 метрах уже виднеется наша цель, открытая вода. Лед в канаве не внушает доверия и выглядит очень тонким и рыхлым, хотя на всех водоемах сейчас толщина льда не менее полу метра, объясняем это себе близостью теплого канала и скользим по склону на лед. Тут же оказавшись по грудь в болотной жиже понимаем почему лед здесь тонкий, из-под проломанного льда вырывается «свежее дыхание» канализационных стоков. На задержке дыхания, ломая рыхлый лед молча пробираемся к противоположному берегу. Немного отползя от канавы, высказываю новоиспеченному «Сусанину» все, что думаю по этому поводу, хотя если выбросить из текста матершину, то получается, что я скромно промолчал. Добравшись кое как до заветного канала и проплавав в нем более трех часов констатируем, что рыбы нет вообще. Рассказав Сергею, что за все время только пару раз натыкался на бьющуюся в конвульсиях умирающую уклейку, услышал предположение, что рыба дохнет в тянущемся от нас после купания в канаве шлейфе. Весело поржали, а между тем нас еще ждал путь назад и форсирование зловонного препятствия. На этот раз нашли брод по пояс и решив, что обмоемся привезенной в канистре водой у машины, а костюмы вымоем подъехав к каналу выше по течению, зашагали по болоту сусанинской тропой.